Здоровье и право

Здесь мы публикуем полезные материалы по медицинскому праву. Если возникли вопросы, то можете обратиться по телефону в Нижнем Новгороде 8 (831) 212-90-13. Все статьи авторские и носят некоммерческий характер.

Как следует вести себя врачам коммерческих и государственных медицинских учреждений в случае пациентского экстремизма

За последние двадцать лет пациенты настолько привыкли воспринимать медицину как сферу услуг, да и власти на самом высоком уровне всячески потворствуют дальнейшему распространению этой парадигмы, что в сознании каждого человека с пеленок скоро будет стоять некий знак подобия между врачом и, к примеру, продавцом в магазине. Инфошум, который в прессе мгновенно поднимается вокруг врачебных ошибок или попыток протеста против нетерпимых условий труда, тоже на самом деле дискредитирует медицину как таковую. Естественно, что такая ситуация является весьма благоприятной почвой для всевозможных конфликтов:

  • Врач имеет очень много обязанностей и очень мало прав.
  • Пациент наделен объективными правами, но практически отсутствует ответственность за соблюдение того, что рекомендует врач.

Пациентский экстремизм, как явление знакомо всем руководителям лечебных учреждений, вне зависимости от форм собственности. По мнению отдельных экспертов, оно начинает приобретать вселенские масштабы — число пациентов, которые заранее недовольны всем, едва переступив порог клиники, растет. В руках «террористов» все чаще можно увидеть грозное оружие — мобильный телефон с включенной видеокамерой. В этой ситуации клиника чаще соглашается на требования пациентов, потому что правовая база, которая бы регулировала взаимоотношения двух сторон, развита слабо. Основной закон, который хоть как-то объясняет, кто прав, кто виноват (закон о защите прав потребителей), никак не коррелируется со сферой здравоохранения.

В последнее время нарушения правил поведения пациентов в медицинской организации становится закономерностью, в особенности это касается частной медицины. Потребительское отношение, пациентский экстремизм — все пациенты знают свои права, но мало кто хочет слышать об обязанностях пациентов и правилах поведения. ВАЖНО! Данные правила также именуются как Правила оказания услуг пациентам в клинике, Правила поведения, права и обязанности врача и пациента, Правила получения услуг или Правила внутреннего распорядка. Во избежание конфликтных ситуаций частное медицинское учреждение должно быть готово защищать свои права. Правила поведения пациентов в медицинской организации существуют и фиксируются и в локальной документации, но и на законодательном уровне. Более того, в ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» говорится об обязанностях любых граждан, находящихся на территории медицинской организации, что определяет и ограничивает поведенческие нормы не только самих пациентов, но и их сопровождающих, посетителях. Под определением медицинская организация следует понимать юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, осуществляющее в качестве основного (уставного) вида деятельности медицинскую деятельность на основании лицензии, выданной в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о лицензировании отдельных видов деятельности. Соответственно, к медицинским предприятиям относятся: Клиники Медицинские центры Больницы Поликлиники Санатории И тд. Адресатами свода Правил поведения в медицинской организации являются: пациенты клиник человек, которому требуется соответствующая помощь человек, которому требуется консультация по какому-либо вопросу родственники пациента лица, ухаживающие за больными. Порядок ознакомления пациента с правилами поведения и обязанностями в медицинской организации Правила медицинской организации необходимо закрепить в локальной нормативной документации и утвердить директором или управляющим клиники. Существует несколько способов ознакомления пациента с правилами поведения в медицинской организации: Самостоятельно. Чаще всего это происходит путем размещения правил в уголке потребителя или на сайте клиники. Пациент не ограничен во времени, поэтому изучить всю информации он может тогда, когда ему удобно. Однако, администратор должен сообщить пациенту о том, где именно располагаются правила поведения пациента в медицинской организации. Под подпись. Как правило, данный способ подходит для госпитализируемых больных, а пациент должен подписать документ о соглашении с правилами до приема в стационар, например, пока оформляются документы. Аудиально. Администратор клиники может устно ознакомить пациента с правилами поведения, сосредоточив внимание на наиболее важных пунктах. В Правила поведения пациентов в медицинской организации необходимо включить: Понятие «Правила медицинской организации» и его определение       Порядок обращения в медицинское учреждение Порядок госпитализации и выписки пациента Права и обязанности пациента Формы ответственности пациента, штрафы Способы разрешения конфликтных ситуаций Формы и способы информирования пациента Режим и график работы клиники. Рассмотрим несколько вариантов нарушений правил поведения пациентов в медицинской организации: Пациент отказывается от прохождения процедур и принятия медикаментов, назначенных врачом, аргументируя нежеланием. Грубое и неуважительное обращение с персоналом клиники. Пациент нахамил лечащему врачу, угрожая расправой. Пациент самовольно покинул клинику, хотя разрешение на это не получал. Больной курил в окно в туалете.

Таким образом, мы получаем две группы нарушений: те, что связаны с правилами, подконтрольными ФЗ, и те, что устанавливает сама клиника.  В ситуации первого типа пациент несет ответственность вне зависимости от того, зафиксировано ли нарушение в локальном акте клиники или нет. Приведем пример разрешения наиболее частого нарушения — больной курил в окно в туалете клиники. Перед нами первый тип нарушений, а именно, нарушение, зафиксированное в Ст.12 Федерального Закона «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» от 23.02.2013г. Согласно Закону, нельзя курить не только в помещении медучреждения, но и на всей его территории, при этом неважно, является нарушитель пациентом или нет. Порядок оформления нарушения: Медицинский работник, ставший свидетелем нарушения, обязан написать докладную на имя директора клиники Нарушителю придется предоставить письменную объяснительную Возможны два типа наказания: общественное порицание с записью в историю болезни или административное наказание — штрафная санкция. *Если нарушитель пытается уйти от ответственности и не соглашается писать объяснительную, составляется акт об отказе. Он должен составляться заведующим отделением, врачом, который проводит лечение, и сотрудником отделения ВАЖНО! Фиксация нарушения должна проводиться в письменной форме. По административным правонарушениям, указанным в ст. 6.24 КоАП, административный протокол могут оформлять должностные лица полиции, Роспотребнадзора, Госпожнадзора. Приведенные выше советы по оформлению нарушений правил поведения в медицинской организации относятся и к другим правонарушениям: распитию спиртных напитков, использованию в речи нецензурной брани и др.

Бывает и так, что чем-то обиженный больной вместо того, чтобы обсудить то, что не устраивает, с доктором, распространяет в Интернете негативную информацию, которая напрямую сказывается на репутации медика.
Типичный сценарий потребительского экстремизма в медицине — это те случаи, когда пациенты приходят, выполняют какое-то дорогое или не очень дорогое лечение, через какое-то время перестают платить за это лечение, и затем приходят к своему доктору, который лечил их достаточно долгий период времени и говорят: «Вы пролечили меня некачественно, я ничего вам платить не буду, и клиника мне должна».

В настоящее время юристы и врачи разработали совершенно конкретный, чёткий алгоритм оформления медицинской документации и документации, оформляющей оказание платных медицинских услуг для того, чтобы проводить профилактику потребительского экстремизма, а в случае развития ситуации успешно с ним бороться, и в том числе выигрывать суды.

По поводу досудебного урегулирования могу сразу сказать, что нужно урегулировать конфликт с пациентом и не доводить его до суда. Потому что суд, даже если у вас юрист не стоит больших денег, ваш штатный юрист, или юрист, которому вы доверяете, ходит за небольшие деньги — всё равно суд любой отнимает огромное количество ресурсов, прежде всего у руководства медицинской организации, время врачей, время администраторов, может быть ещё каких-то людей, которые будут помогать вам этот суд выиграть, поэтому во всех случаях имеет смысл урегулировать отношения с пациентом до суда. В идеале оформить досудебное урегулирование в самом лучшем виде стоит мировым соглашением в суде.

В случае если конфликт не удалось решить мирным путём и пациент обратился в правоохранительные органы, надо запастись терпением и подготовить все необходимые документы, которые подтверждают, что врачом, пациенту в  медицинском учреждении оказана квалифицированная помощь и лечение проводилось с соблюдением требований ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и иными нормативными документами отражающие порядок действия медицинского работника в той или иной ситуации. В случае необходимости потребуется обратиться к помощи квалифицированного юриста, который поможет и подскажет какие документы необходимо представлять в правоохранительные органы, какие требования правоохранительных органов законны, а какие не соответствуют действующему законодательству и т. д.

2018  

МСЭ: МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ

Автор: Дмитрий Николаевич Ястребов

У меня на приеме — супружеская пара. Еще довольно молодые люди — нет и сорока... Пациент — мужчина, перенесший в возрасте 34 лет острое нарушение мозгового кровообращения, попросту говоря, — инсульт. Правая рука парализована, слова подбирает с трудом — моторная афазия. Настоящая катастрофа, да еще и в столь молодом возрасте. Цель консультации — направление данного пациента на реабилитацию в профильный центр для лиц с ограниченными возможностями, поскольку мужчина — инвалид второй группы.

В ходе разговора, помимо всего прочего, обсуждается вопрос о грядущем ежегодном переосвидетельствовании нашего пациента в Бюро медико-социальной экспертизы (БМСЭ). Разговор, естественно, поддерживает главным образом супруга, поскольку пациент, как уже отмечалось, говорит достаточно плохо. И она рассказывает мне, что, по словам сотрудников Бюро МСЭ, при переосвидетельствовании ее муж получит, скорее всего, уже не вторую, а третью группу инвалидности.

  • Это еще почему? — искренне изумляюсь я, — он что же у Вас, стал, хотя бы частично, трудоспособным? Перестал нуждаться в помощи других лиц?

Женщина опускает глаза. Конечно же, нет. Никаких значимых изменений в состоянии здоровья ее супруга за истекший после случившегося год не произошло. Рабочая рука не действует, речь, правда, понемногу восстанавливается, но тоже далека от идеала.

  • Так в чем же тогда дело? — продолжаю я расспросы. — Его ведь должны как-то и куда-то трудоустраивать с третьей группой, как минимум — дать трудовые рекомендации. Вам что-нибудь сказали по этому поводу?
  • Да, — отвечает супруга пациента, едва не плача.
  • И кем же он, по мнению экспертов, должен работать?
  • Диспетчером на телефоне. Или же, рекомендуют любую работу за компьютером.

Я, откровенно говоря, не знал в тот момент, смеяться мне самому, или плакать. Граничащее с хамством заключение так называемых «экспертов» могло бы, безусловно, стать предметом насмешек, если бы за подобными сентенциями не скрывались слезы многих людей с исковерканными судьбами.

Схожие чувства сотрудники учреждений медико-социальной экспертизы вызывают не только у пациентов, но и у многих коллег. В медицинской среде бытует анекдот: вбегает в кабинет заведующего хирургическим отделением врач-интерн и с вытаращенными глазами кричит:

  • Иван Петрович, там в приемный покой пациент с гангреной поступил — доктор, наш коллега. Надо ведь к нему по-человечески отнестись, операцию поаккуратнее сделать, да?
  • Конечно, — отвечает заведующий, — постарайтесь ампутировать ногу максимально экономно, по возможности, — ниже колена. А, кстати, доктор-то кто по специальности?
  • Эксперт из БМСЭ!
  • Тогда до паха отрежьте, и то, что рядом растет, — прихватите!

Поверьте, что подобный, с позволения сказать, фольклор рождается не на пустом месте. Случай, описанный мной в начале статьи, — отнюдь не исключение, а самое что ни есть общее правило. И у этого правила существуют свои причины:

  1. Нет четких критериев подбора специалистов на должности экспертов. Судя по всему, реализуется старая, как сама медицина, формула: умеешь лечить — будешь врачом, не умеешь лечить — будешь главным врачом, а если, впридачу к неумению лечить, еще и совесть потерял — будешь экспертом.
  1. Слабая осведомленность большинства лечащих врачей о критериях определения инвалидности. Зачастую получается, как в анекдоте про Чапаева: «... нутром чую, Петька, что литр будет, а точнее сказать не могу». То есть, исходя из объективной картины заболевания и связанных с ним функциональных нарушений пациента, инвалидность, как будто, положена, но, как именно и на основании чего, — не до конца известно и не вполне понятно.
  1. Если лечащие врачи, при всех вопросах к нашей медицине, как правило, руководствуясь логикой здравого смысла и профессиональной добросовестностью, находятся на стороне пациентов, то в задачу экспертов входит, в первую очередь, отстаивание интересов государства. А задача государства в данном случае — это уменьшение нагрузки на бюджет путем сокращения социальных выплат. Одним словом: государство не хочет вам платить, и Бюро МСЭ — один из превосходных инструментов, позволяющих государству так поступать.
  1. Низкая правовая культура населения. Люди попросту не знают, как вести себя в случае отказа, либо заведомого занижения группы инвалидности. Добавим еще сюда традиционное российское чинопочитание, когда представитель власти всегда заведомо прав. У многих попросту отпадает желание отстаивать свои интересы, опускаются руки, формируется стойкое неверие в успех при отстаивании своих, кстати сказать, вполне законных прав.

Все перечисленное открывает широчайший простор для злоупотреблений сотрудников БМСЭ своим служебным положением. Здесь и замалчивание истинной сущности и содержания критериев признания лица инвалидом, и многочисленные процедурные нарушения, и откровенное введение людей в заблуждение посредством подмены понятий и произвольного жонглирования содержанием соответствующих нормативных документов, и, что там скрывать, — немалая коррупционная составляющая.

  • И что же, — спросите вы, — нет никакой возможности изменить ситуацию в свою пользу?

Отнюдь! Существует множество прекрасных способов обжаловать решение соответствующего Бюро МСЭ. Но для того, чтобы грамотно осуществить данный комплекс мероприятий, вам понадобится помощь как квалифицированных врачей, так и юристов. Людей, которые помогут вам четко сформулировать ваши претензии к экспертам Бюро МСЭ, грамотно составить тексты соответствующих документов для исполнения процедуры обжалования, в том числе — в судебном порядке, и, если будет необходимо, — пройти дополнительные медицинские обследования у специалистов по профилю вашего заболевания. Юристы и медики, сотрудничающие с нашим центром, обладают необходимыми профессиональными знаниями и опытом работы, чтобы оказать вам действенную помощь в решении всех указанных вопросов. Как и в случае помощи призывникам, мы гарантируем вам сопровождение на всех этапах процедуры обжалования неправомерного решения БМСЭ — от всестороннего рассмотрения документов и составления всех необходимых заявлений и претензий, до, если потребуется, представительства ваших интересов в суде. Мы твердо знаем: злоупотребления цветут пышным цветом там и тогда, где и когда нет в достаточном количестве знаний, воли и решимости в деле отстаивания справедливости. У нас все это есть!

2018  

Клиенты и пациенты

В наше время, с развитием огромного количества разнообразных коммерческих услуг практически во всех сферах деятельности, люди понемногу (а иногда и не понемногу) начинают переносить на эти сферы соответствующую философию. Одним из центральных положений такой философии является всем известная формула « Клиент всегда прав». Но так ли это в действительности? Всегда и везде ли уместен такой подход? Давайте поразмыслим.

Известно, что в наши дни коммерческая медицина все шире входит в повседневную жизнь. И на неё естественным образом распространяются все принципы взаимоотношений, характерные для сферы частнопредпринимательской деятельности, в том числе и вышеуказанный принцип. Вроде бы, все правильно, однако есть, как минимум, два обстоятельства:

  1. В медицине нет клиентов, там есть пациенты.
  2. Пациент прав не всегда.

Да-да, именно так, несмотря на то, что очень многим хотелось бы видеть ситуацию в ином свете. Для такой констатации есть целый ряд причин, главная из которых заключается в том, что пациент не может вполне адекватно оценить действия врача, равно как и результаты этих действий, поскольку не обладает специальными знаниями, необходимыми для такой оценки. В то же время, в наш век тотальной информатизации и всевластного Интернета, появляется очень много публикаций, оценочных суждений и иных сведений по медицинской тематике, порой недостаточно компетентных, а иногда и недостаточно чистоплотных. Чего только стоят некоторые передачи по Центральному телевидению и издания типа ЗОЖ... Но об этом — отдельный разговор.

Вместе с валом информации у населения растет искушение повысить уровень своей грамотности в медицинских вопросах. Это — нормально и вполне понятно, однако все упирается, в конечном счёте, в ту же неспособность и невозможность адекватной оценки этих данных в отсутствии специальных знаний, позволяющих правильно интерпретировать прочитанное или услышанное.

«А я читал (читала) в Интернете...» Думаю, что не только мне, но и многим коллегам-врачам неоднократно приходилось слышать на приеме данную фразу. Начинаешь терпеливо объяснять, что в Интернете полно самой разной информации, что он, в некотором смысле, простите, — информационная помойка, где может валяться что ни попадя, и что авторы, выкладывающие материалы в Сеть, не несут ответственности за то, что они написали, в отличие, кстати, от врача, на приеме у которого данный «читатель» находится. То есть, вопрос лежит не только в профессиональной, но и в юридической плоскости. Да-да, именно в юридической, ибо существует целый ряд статей УК, по которым врач несёт вполне конкретную ответственность. А раз так, то его решения должны, в первую очередь, отвечать интересам жизни и здоровья пациента и быть ответственными и взвешенными. Совершенно не обязательно, чтобы при этом они нравились пациенту.

С другой стороны, многие пациенты, особенно в частных клиниках, склонны порой оспаривать как целесообразность назначения тех или иных диагностических и лечебных процедур, так и качество оказания медицинской помощи. Безусловно, врач может ошибиться или проявить недобросовестность, все мы — люди со своими недостатками. Но, что греха таить, бывают случаи, и таковых достаточно много, когда пациенты откровенно наезжают на врачей и клиники. Иногда такое происходит в силу недопонимания сути ситуации, однако зачастую пациенты поступают так в абсолютно корыстных целях — вернуть деньги за лечение, затребовать возмещение морального ущерба, и прочее. По принципу: « Гоните деньги, или пойдем в суд». А судебная система, как известно, нередко действует, исходя из «презумпции виновности» медиков. И, в конечном счёте, становится неважно, из каких побуждений действовал пациент — врач все равно пострадает. Данное явление называется пациентским экстремизмом и в последнее время находит все большее распространение, в первую очередь, у эстетистов (,косметология), но также и в клинической медицине.

Таким образом, по нашему глубокому убеждению, врач нуждается в защите, в первую очередь — в грамотной и своевременной юридической защите. Такая защита безусловно необходима как непосредственно врачам-специалистам, так и клиникам. Специалисты нашего Центра обладают необходимыми знаниями и навыками, чтобы эффективно предоставить как врачам, так и клиникам квалифицированную юридическую помощь в решении непростых задач по правовому обеспечению медицинской деятельности. Помимо юридической защиты, в будущем видится полезным создание ассоциаций, объединяющих профессионалов и также принимающих участие в их как правовой, так и медийной защите, в борьбе с пациентским экстремизмом.

2018